...на букву «С»

...на букву «С»

...на букву «С»10.09.12 10:20

Счетная палата Саратовской области: вчера, сегодня, завтра

Шла машина темным лесом
За каким-то интересом.
Инте-инте-интерес,
Выходи на букву «С».
А на буковке звезда
Провожает поезда.
Если поезд не пройдет,
Машинист с ума сойдет.
(Детская считалочка)


Любая материя, как известно, может сжиматься и разжиматься. В немалой степени это зависит от внешних условий. Не знаем, насколько применимо понятие «материя» к системе органов власти, но они также подвержены данному физическому явлению. Скажем, многие саратовцы вряд ли наизусть помнят фамилию и имя министра здравоохранения или образования и мало что знают о текущей работе этих ведомств. Но случись, не дай Бог, эпидемия или ЧП в школе, лица вышеуказанных чиновников не будут сходить с экранов телевизоров и страниц газет, и вам подробнейшим образом расскажут о бурной деятельности, которая ведется в минздраве или минобразе.
В последнее время на территории нашего региона таких примеров была масса. Но, пожалуй, самым ярким и громким из них стала деятельность Счетной палаты Саратовской области. В течение четырех лет это еще недавно мало кому известное чисто техническое ведомство вело открытую, непримиримую борьбу с проявлениями коррупции и прочими нарушениями закона в прежнем областном правительстве. Борьба эта от года к году набирала обороты и достигла пика 21 марта 2012-го, когда руководитель СП Андрей Саухин выступил со знаменитым разоблачительным докладом на заседании облдумы. А спустя два дня губернатор Павел Ипатов лишился своей должности. Это было звездным часом Счетной палаты и личным триумфом Саухина. Ни прокуратура, ни следственный комитет, ни полиция не сделали и десятой доли того, что сделала эта скромная (и по полномочиям, и по штату) структура. А что же мы знаем о СП «досаухинской» эпохи?
Кто открыл счет
Все началось в далеком 1995 году, когда Саратовская область вошла в пятерку регионов, где были созданы органы внешнего финансового контроля. Это случилось почти сразу после создания Счетной палаты РФ. Первым председателем областной Счетной палаты был избран депутат областной Думы Валерий Давыдов. Период становления нового органа независимого контроля был сопряжен со многими трудностями. Во-первых, поначалу СП была лишь структурной единицей областной Думы и особой самостоятельностью не обладала даже чисто юридически. Во-вторых, не было достаточного опыта работы. Это касалось как методологических наработок, выбора направлений деятельности, так и формирования действенной структуры, кадрового состава. Штатная численность палаты в 1995 году составляла всего пять человек. Это в шесть с половиной раз меньше, чем сегодня. Сложно сказать, насколько смог бы развернуться в своей деятельности Давыдов — один из лидеров демократической оппозиции в 80-е годы. Но спустя два года он скоропостижно скончался.
Хитрая пружина
Следующим шефом Счетной палаты стал Юрий Карпов, до этого трудившийся заместителем начальника Управления Федеральной службы налоговой полиции по Саратовской области. Менталитет полицейского и политическое чутье позволили ему просидеть в кресле главного счетовода губернии целых 11 лет. За это время СП работала как бы разнонаправленно, как послушная пружина — то находясь в сжатом состоянии, то неожиданно разжимаясь. В зависимости от политической ситуации.
Совпадение это или нет, но в том же 1997 году был принят закон Саратовской области «О Счетной палате Саратовской области», согласно которому она становилась самостоятельным, независимым, гласным органом областного государственного финансового контроля. Она наделялась правами юридического лица, финансирование ее деятельности стало осуществляться из средств областного бюджета. Да, СП по-прежнему оставалась подотчетной областной Думе, но напрямую ей уже не подчинялась. Более того, ее деятельность теперь не могла быть приостановлена в связи с роспуском регионального парламента или по истечении срока его полномочий. Одним словом, Карпов стал гораздо независимее своего предшественника. И мощнее. Штат сотрудников возглавляемой им структуры постоянно увеличивался и к 2000 году достиг 13 человек.
Тем не менее первые четыре года Юрий Николаевич сидел тихо, жестко встроенный в вертикаль губернатора Дмитрия Аяцкова. Но по мере ослабления позиций последнего и при появлении у него первых симптомов недержания власти Счетная палата время от времени начала показывать зубки. Трудно точно сказать, с чем это было связано. То ли Карпов проявлял профессиональную солидарность с тогдашним шефом налоговой полиции Анатолием Яцковым, находившимся на тот момент в серьезных контрах с губернатором. То ли был винтиком антиаяцковской машины, набиравшей в то время обороты. То ли, как опытный полицейский, вовремя почувствовал признаки скорого падения режима ДФ.
Как бы то ни было, но уже в 2001 году он впервые дерзнул слово поперек молвить. На одном из заседаний областной Думы Юрий Николаевич неожиданно для всех адресовал «вечному» министру финансов облправительства Александру Ларионову четыре острых вопроса. Почему бюджет верстался с профицитом? Почему имеется внешний долг почти в три миллиона долларов? Почему кредиты на каплимиты не согласовывались с облдумой? И, наконец, почему продукцию для областного заказа закупали, хотя и по конкурсу, но по странно высоким ценам? С того момента началась конфронтация Карпова с правительством Аяцкова и лояльной ему частью регионального парламента. Каждый год он представлял депутатам отчет о серьезных нарушениях бюджетного законодательства в работе областной исполнительной власти. Уже в 2002 году они составили 150 миллионов рублей (почти в два раза больше, чем в предыдущем).
Надо отметить, что, предъявляя претензии к кабинету министров Аяцкова, Карпов никогда не перегибал палку. Он вообще не был локомотивом политического наезда (эту функцию выполняли другие структуры и люди). Юрий Николаевич просто считал и информировал. А губернатор делал выводы. И, судя по всему, правильные. Во всяком случае, уже в 2004 году СП выявила в работе правительства нарушения на сумму всего 41 миллион рублей. То ли подчиненные Аяцкова стали вести себя аккуратнее, то ли Дмитрий Федорович сумел договориться с Юрием Николаевичем (в смысле Карповым). Не суть, главное — губернатор отреагировал.
Схожую политику Карпов проводил и с Павлом Ипатовым. Сначала была дружба (улов СП 2005 года составил «жалкие» 26,7 миллиона рублей). Затем пружина внезапно разжалась (в 2006-м правительство нарушило на 1 миллиард 267,6 миллиона). Далее Ипатовым, видимо, были сделаны правильные выводы, и уже в следующем году счет СП к правительству снизился до 334 миллионов рублей. Могли бы, наверное, насчитать и меньше, но слишком уж на многое приходилось закрывать глаза. Так сильно зажмуриваться было просто опасно.
В 2008 году карповский период счетоводства подошел к концу. На смену ему пришел ничем не приметный, худощавый молодой человек по имени Андрей и по фамилии Саухин. Вряд ли кто-то из правительства Ипатова ждал от этого паренька беды. Ни тебе боевого прошлого, ни опыта аппаратных интриг. Ну и что с того, что работал бухгалтером? Умеем мы с бухгалтерами вести беседы. Тогда мало кто обратил внимание на то, что с приходом Саухина областные депутаты внесли ряд поправок в закон о Счетной палате, существенно расширяющих ее полномочия и штат — до 32 человек. Это означало, что СП готовят к войне. Войне, в которой нет места компромиссам и закулисным договоренностям.
Продолжение следует

Дмитрий БОГАТЫРЕВ

 

Газета Время Саратов - Номер 356
356
Газета Время Саратов - Номер 355
355
Газета Время Саратов - Номер 354
354
Газета Время Саратов - Номер 353
353
Газета Время Саратов - Номер 352
352
Газета Время Саратов - Номер 351
351
Газета Время Саратов - Номер 350
350
Газета Время Саратов - Номер 349
349
Газета Время Саратов - Номер 348
348
Газета Время Саратов - Номер 347
347